Войти

Что бы это значило

Третьяков Алексей

В советское время существовала популярная телепередача «Вокруг смеха», где в числе прочего демонстрировали абсурдный на первый взгляд фотосюжет и предлагали зрителям отгадать — что бы это значило? Алогичность сегодняшнего дня просто требует реинкарнировать эту популярную игру из прошлого с одним уточнением — ввиду всевозрастающей сложности современной жизни демонстрировать фотосюжет в двух ракурсах.

Итак, вид анфас. Проблемы со снежными завалами дали такой общественный резонанс, что неизбежно стали одной из центральных тем интервью, данного недавно профильным вице-губернатором «Деловому Петербургу». На вопрос — почему не закупили снегоуборочную технику, А.Сергеев ответил прямо: «В кризисный год мы не могли себе этого позволить, так как уделяли максимальное внимание соцпрограммам». Честно и правильно: бюджет Санкт-Петербурга в условиях кризиса просел сильнее всех по СЗФО, а уже если выбирать между пенсиями и детскими пособиями с одной стороны и уборкой снега — с другой, заснеженные улицы могут и подождать. Но именно здесь и начинается непонятное: ведь совсем недавно городские чиновники изыскали возможность не только отказаться от налоговых и арендных доходов предпринимателей Апраксина двора, но еще и за счет городского бюджета построить для них «рынок» (на самом деле — гетто) на выселках. Что касается Хасанского рынка — еще хлеще: на организацию его блокады потрачено почти столько же усилий, сколько на ее прорыв почти семьдесят лет назад. Не говоря уже о грядущем уничтожении собственности минимум на 20 миллионов долларов и строительства очередного «рынка» более чем за 300 миллионов бюджетных рублей (в виде бонуса — потери от ликвидации 500 изгнанных малых предпринимателей). 

Вид в профиль. Пять лет назад свеженазначенный глава Петроградского района привел с собой триумвират коммерсантов, которым и отписал сразу более чем сотню торговых объектов малых предпринимателей. Среди отказавшихся «подарить себя» оказалась, в том числе, торговая зона «Салют», чем и навлекла на себя главрайонный гнев, вылившийся в пятилетние боевые действия, включающие в себя неправильно умирающих крыс, несвоевременный вывоз трупов от близлежащей школы и штрафы за работу продавцов без противогазов. А уж когда в качестве атакующего авангарда подключили политрука-депутата, выяснились совсем страшные вещи: оказывается, именно здесь находятся городские центры наркоторговли, заготовки контрафактной собачатины для фастфуда и главная база цыганской миграции.

Разумеется, работа под лозунгом «Все на борьбу с «Салютом»» потребовала наивысшего напряжения сил, и на уборку снежных завалов их не осталось. А сосульки не понимают важности политического момента и падают — в т.ч. на иностранцев. В результате — гражданка Евросоюза в больнице в коме, ее друг собирает средства по всей Европе, и назревает международный скандал.

Понятно, что после произошедшего руководитель самого захудалого швейцарского кантона через пятнадцать минут пожизненно перестал бы быть не только  руководителем, но и политиком; руководство страны посыпало бы голову пеплом и предлагало любые возможности для лечения. У нас: тишина, райглава как работал, так и работает, со стороны руководства претензий к нему не имеется.

Подведем итог: бескомпромиссная борьба с городским малым бизнесом оказывается приоритетной социальной программой, значительно важнее, чем потребности граждан, их жизнь и здоровье; несмотря на секвестр городского бюджета, на это не жаль никаких средств и за это можно простить любые прегрешения.

Итак — вопрос: чтобы это значило? Как обычно — две недели на ответы читателей-зрителей, потом — авторская версия ответа.            

Алексей Третьяков

{Mosmodule module=Код для вставки в блог или статью:}

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

РЕКЛАМА: