Войти

Warning: Declaration of getcbrecaptchaTab::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui) should be compatible with cbTabHandler::getDisplayRegistration($tab, $user, $ui, $postdata) in /home/kit-clubru/vdcrru/www/components/com_comprofiler/plugin/user/plug_cbrecaptcha/cbrecaptcha.php on line 0

Малая торговля - гарант независимости России

tret

Разумеется, вынесенный в заголовок тезис не нужно понимать буквально - если у России не будет сильных армии и флота, ее не спасет ничто. Однако, даже с учетом этой поправки, вряд ли многие сразу согласятся с ним - значит, доказывать придется «от Адама».

1. Немного о макроэкономике

Начиная со времен разгрома НЭПа, торговля в СССР считалась чем-то второстепенным и не совсем приличным, а потом этот же стереотип был перенесен и на современную действительность.

На самом же деле, как только экономика человечества вышла за пределы натурального хозяйства, торговля стала играть важнейшую (а иногда и определяющую) роль в развитии цивилизации. Значительное количество войн начиналось из-за рынков сбыта, на деньги и в интересах торговли была проведена Великая Промышленная революция и т.д. и т.п. Казалось бы, не самая важная отрасль - торговля чаем. Но даже она очень серьезно повлияла на историю человеческого общества. На деньги и в интересах торговцев, искавших кратчайший путь к индийским чайным плантациям, Колумб открыл Америку. Точно также была создана лебединая песня парусного флота - чайные клиперы - самые быстроходные парусные суда. Более того, даже создание США началось с известного «Бостонского чаепития», когда колонистов не устроил запрет метрополии на прямую торговлю с индийскими колониями (что было значительно дешевле), почему они и утопили попросту в бостонской гавани корабль, пришедший из Англии с грузом чая.

В дальнейшем, по мере роста производительных сил общества, количество предназначенных к продаже товаров стало превышать платежеспособный спрос общества, и критических величин этот дисбаланс достиг приблизительно к середине прошлого века.

Дело в том, что главным двигателем развития цивилизации европейского типа является научно-технический прогресс. В современном мире он невозможен без фундаментальных исследований, а это - колоссальный расход ресурсов. Вернуться эти ресурсы могут только по цепочке: фундаментальные исследования - прикладные исследования - новые технологии - новые потребительские товары (кстати, классическим примером этого являются работы известного академика Ж.Алферова: ему - Нобелевскую премию, нам - мобильные телефоны). Однако для завершения этого процесса эти товары потребитель должен купить.

В соответствии с теорией известного экономиста М.Хазина, к середине XX века ведущие мировые державы должны были иметь в своей сфере влияния по 500 млн. потребителей - позволить это себе могли только СССР и США. К началу 70-х годов требовалось уже порядка миллиарда потребителей, к концу 80-х - все население планеты. А значит, «выжить мог только кто-то один» - и США пошли на развал СССР…

Особенно обострилась ситуация в наше время. Так, по данным ТПП РФ за 2007 год, общий объем мировой торговли составил 12 триллионов долларов США, а платежеспособный спрос - всего 6 триллионов. Понятно, что в данной ситуации уже важно не столько произвести, сколько продать - и поэтому торговля становится определяющей отраслью экономики: ведь именно она принимает решение, чей товар будет продаваться. А значит, она может диктовать условия производителям и поставщикам, осуществляя то, что в экономических терминах называется монопсонией.

Эйфория 90-х давно прошла, и вряд ли сегодня кто-то усомнится в том, что Россия интересна Западу только как источник дешевого сырья и универсальный рынок сбыта своих товарных излишков. Особенно это касается продуктов питания - их перепроизводство столь велико, что, например, аграрной Румынии фактически предъявлен ультиматум - ее не примут в ЕС, пока она не ликвидирует свой агропром.

Но как заставить россиян покупать исключительно импортное, причем не лучшего качества и по завышенным ценам? Метод прост - у жителей России не должно остаться выбора. Есть и идеальный механизм для реализации этой затеи - транснациональные торговые сети.

2. Троянский конь торговых сетей

Первая и наиболее известная - американская Wal-Mart. Результаты ее действий оказались настолько катастрофичны, что американцы вынуждены были принять специальный закон, ограничивающий бесконтрольную экспансию торговых сетей. Так, например, было законодательно запрещено пускать сетевые торговые структуры в малые города (с населением  менее 40 000 человек). Практика деятельности Wal-Mart показала - как только сеть приходит в небольшой город, он экономически умирает. Механизм прост - обладая хорошими финансовыми и лоббистскими ресурсами, сеть уничтожает конкурента в лице мелкорозничной торговли. Однако далее разоренные малые торговцы не в состоянии приобретать товары и услуги в других отраслях, следом банкротятся и они, и городок очень быстро превращается в экономическое кладбище. Разумеется, в конце концов и сетевой монстр остается без покупателей, но это его заботит мало - «сливки» сняты, затраты многократно «отбиты», а ангар, названный гипермаркетом, многократно окупился (кстати, посмотрите на наши «Ленты» и «Пятерочки» - тоже не шедевры архитектуры), его и бросить не жалко, и можно идти «цивилизовывать» следующую территорию.

В Европе, посмотрев на ужасы американской сетевой торговли, были более готовы к приходу сетей, что выразилось в масштабном ограничительном законодательстве, регулирующем не только базовые антимонопольные вопросы, процедуры слияний и поглощений, но зачастую и время работы сетевых магазинов. Однако даже такой жесткий подход на деле оказался недостаточным, и в этом году Европарламент подавляющим большинством голосов был вынужден принять специальное постановление, рекомендующее внести в законодательство дополнительные «административные барьеры» для сетевой торговли.

В Россию транснациональные торговые сети пришли с отработанными (и уже запрещенными в западном мире) технологиями захвата экономического пространства колонизуемой территории. На первом этапе сети активно демпингуют, добиваясь ухода с рынка конкурентов. На втором начинается активное давление на местных поставщиков, которые, оставшись без альтернативных каналов сбыта, вынуждены или работать на кабальных условиях, или разоряться. На третьем этапе сети, получив монопольное положение, начинают повышать цены, и уже ничто не мешает им замещать отечественные товары импортными с одновременным снижением качества.

Приход транснациональных торговых сетей в Россию был осложнен двумя обстоятельствами. Во-первых, сети совершенно не собирались соблюдать принятые в Европе ограничения и нормы приличия. Во-вторых, оставшееся с недобрых ельцинских 90-х прозападное чиновничье лобби приняло их с распростертыми объятиями. К чему это привело, ярче всего видно на примере нашего города. 

3. Столица мирового ритейла

Этот сомнительный титул, присвоенный ему по результатам исследования агентства «Кушман энд Вейкфилд», Санкт-Петербург носит уже второй год. И дело не только в немыслимой для европейских или американских городов доли розничного рынка, занятого торговыми сетями - 82,4%, но и сверхтолерантном отношении к ним со стороны городских властей.

Началось все три года назад, когда специальным постановлением Правительства Санкт-Петербурга было объявлено, что приоритетом городской политики является «развитие сетевого принципа организации торговли, привлечение в Санкт-Петербург крупных компаний, занимающихся созданием и эксплуатацией крупных торговых сетей». Расчистка «жизненного пространства» для транснациональных торговых сетей началась споро - власти один за другим ликвидировали целые сектора их единственного естественного конкурента - мелкорозничной торговли. За три года мы потеряли более 40.000 предпринимателей: 1000 - на остановках, 2000 у метро, около 37000 - в более чем 600 снесенных комплексах мелкорозничной торговли. А с учетом членов семей и работников - это, между прочим, больше 150 тысяч человек, выброшенных из привычной жизни и лишенных достатка.

Но это еще не все: сети фактически стали монополистами и по отношению к покупателям, и по отношению к производителям. Если для покупателей это очереди, сокращение выбора, рост цен и потеря главного права потребителя - «проголосовать ногами» (голосуй - не голосуй, кругом одни «Пятерочки»), и вообще возвращение к худшим образцам советской торговли вроде «Вас много - я одна; что завезли - тем и торгую», то для производителя все намного хуже. Не нужно строить иллюзий - российских торговых сетей практически нет — и чьи интересы будут продвигать голландская X5 Retail Group («Пятерочка», «Перекресток», «Карусель»), британская «Лента», люксембургский «О”Кей», кипрская «Дикси»? Правильно — родных им еэсовских производителей. И вот уже наш агросектор стремительно разоряется, не имея возвожности сбыть свою продукцию, а нам приходится потреблять бельгийские и французские эрзац-колбасы, рыбу из Скандинавии, грибы из Китая. Фермеры Ленобласти вынуждены сливать натуральное молоко в канавы и спаивать свиньям, а мы в сетевых «храмах торговли» покупаем молочные напитки, сделанные из импортного порошка. Что уж говорить о том, сколько через торговые сети реализовывается сомнительных генномодифицированных продуктов и тех, которые в странах происхождения вообще по соображениям качества реализованы быть не могут. Не случайно городские врачи утверждают - до 95% детей в городе рождаются с аллергическими патологиями, основная причина которых - небезопасные продукты питания. И после этого в «О”Кей» мы вынуждены покупать картофель по 29 рублей за килограмм из …Саудовской Аравии, а минирынок у «Старой деревни», предлагающий экологически чистую картошку из Новгородской области по 14, власти приговаривают к уничтожению, потому что на его месте жизненно необходимо построить парковку и заправку.

Но и это еще не самое опасное. В экономике есть понятие «эффекта домино», когда проблема в одной отрасли неизбежно порождает проблемы в смежных и далее по цепочке. Монополия торговых сетей запустила этот процесс в России самым разрушительным образом. Аграрии разоряются, значит, им не нужны ни удобрения, ни сельхозтехника, ни научные новации. Значит, тем же заводам по производству удобрений и сельхозтехники предстоит разориться, и продукция их поставщиков тоже останется невостребованной, и где и когда эта волна уничтожения отечественного производителя затухнет - кто знает? Как тут не вспомнить откровенные высказывания Маргарет Тэтчер, что оптимальная численность населения России - 50 миллионов, потому что ровно столько нужно для бесперебойной доставки на Запад российских природных ресурсов и утилизации излишков и отходов западного производства.

4. Как жить дальше

Общие итоги сетевого блицкрига ужасающи - транснациональные торговые олигархи уже оккупировали Санкт-Петербург, Москву и стремительно продвигаются в самые глухие уголки России. Запущен механизм системного уничтожения российской экономики. Полностью утрачена продовольственная безопасность страны - при предельной норме импорта продовольствия в 20%, в наших магазинах его уже - 80%; значит, мы дали слишком эффективный рычаг манипулирования нашей внешней политикой. Теоретическая угроза перекрытия вентилей на нефтяной и газовой трубах - мелочь по сравнению с голодными бунтами. А это вполне реально, если в городе вдруг закроются сетевые магазины и прекратятся поставки импортного продовольствия.

Эксперты неоднократно предупреждали, что торговые сети надорвались в своем стремительном пожирании российского социально-экономического пространства и, закредитованные под завязку, любого мало-мальски серьезного финансового потрясения не переживут. Так и произошло - кризис еще толком не добрался до России, а они уже начали банкротиться одна за другой - «Незабудка», «Гроссмарт», «Банана-мама»… и что сделало федеральное правительство? Оно предложило транснациональным торговым сетям… 50 миллиардов народных денег в виде стабилизационных кредитов! Не обидно? С другой стороны, а что было делать? Не дай им этих денег, и банкротство сетей - вопрос нескольких дней, а значит - голод, даже без вмешательства иностранных держав. Неужели выхода уже нет, и мы неизбежно превратимся в неоколониальный придаток Запада?

Выход, разумеется, есть. Для начала нужно признать две очевидные вещи - что с суперлояльностью по отношению к сетям переборщили, и что их единственный естественный конкурент - мелкорозничная торговля. Разумеется, никто не призывает уже существующие супер-, гипер- и прочие пупермаркеты сносить - просто нужно остановить их дальнейшее строительство и ускоренными темпами возрождать мелкую розницу и рынки, пока не будет достигнуто их стандартное для Европы соотношение с сетями как 40/20/40. И тогда проблемы излечатся естественным образом - возродится конкурентная среда в торговле, отечественный производитель получит каналы сбыта, а покупатель - возможность выбора.

Сегодня власть объясняет стремительную ликвидацию минирынков, торговых павильонов и киосков «просьбами и пожеланиями населения». Конечно, она лукавит - во-первых, мы еще по советскому периоду отлично знаем особенности такого эпистолярного жанра, как «письма трудящихся», а, во-вторых, на то она и власть, чтобы оценить подобные пожелания в ракурсе глобальных интересов общества и государства. Ведь не допускаем же мы, что по обращениям граждан будут легализованы проституция, продажа нарезного оружия или наркоторговля?

Но и граждане должны задумываться о стратегических последствиях своих желаний. Да, вполне возможно, что кого-то раздражает торговый павильон у его дома - но не получится ли так, что из-за сноса этого павильона он или его близкие потеряют работу? Да пусть и не родственники, а всего лишь сосед - много ли радости жить рядом с безвинно обнищавшими людьми, обозленными из-за этого на весь мир?

Давным-давно известна мудрость: «Не хочешь кормить свою армию - будешь кормить чужую», и понимать ее нужно расширительно. Поэтому, прежде чем выражать свое недовольство торгашами, нужно четко понимать: каждый снесенный киоск - путь к потере независимости нашей Родины.

Алексей Третьяков,
Председатель Совета Санкт-Петербургской Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка.

Газета Котлин №01 2009г

 

РЕКЛАМА: