Войти

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ

nisnevichПроведенный аудит показывает достаточно неприглядную картину состояния и основных тенденций развития политической системы России. Однако объективный диагноз, каким бы он ни оказался, принципиально необходим для того, чтобы правильно оценить перспективы и определить возможные пути выхода из сложившейся ситуации.

Прежде всего, можно констатировать, что ключевая тенденция в продолжающемся процессе формирования политической системы России – это явно обозначившийся отказ правящего в стране политического режима от реального соблюдения правовых основ и демократических принципов Конституции Российской Федерации 1993 года, его отход от принципа конституционализма. Вместо воплощения на практике политико-правовой сути конституционной модели политической системы осуществляется ее сознательное искажение при формальном соблюдении конституционных процедур и сохранении внешних форм политических и государственных институтов, установленных Конституцией.

Стратегия административного выстраивания российской партийной системы с использованием для ее реализации законодательства о партиях и избирательного законодательства ведет к превращению российских политических партий из автономных структур гражданского общества в составной элемент государственного механизма и подконтрольный правящему режиму инструментарий для политического манипулирования и противодействия оппозиции. Условно многопартийная система с одной монопольно правящей «партией власти» и управляемой псевдооппозицией не может служить «корневой системой» для демократической политической системы и ее основной цепи зависимости и подотчетности государственной власти обществу.

Такая партийная система не способна выполнять функции политико-идеологического структурирования общества, разработки конкурирующих политических проектов и программ его развития, предоставления на политический рынок политических лидеров и профессиональных команд. В рамках этой системы существенно ограничиваются конституционные права российских граждан на идеологическое многообразие и многопартийность, а также на создание автономных от государства политических объединений и, как следствие, усиливается отторжение российским обществом института политических партий как инструмента для продвижения его интересов в поле политики.

Основная тенденция в продолжающейся трансформации российской избирательной системы – это ее целенаправленное превращение в механизм для административного управления избирательным процессом, призванный обеспечивать постоянное присутствие на должности Президента России исключительно представителя правящей российской номенклатуры и ее доминирующее представительство в обеих палатах российского парламента - Государственной Думе и Совете Федерации, а также в системе региональных органов государственной власти и местного самоуправления.

Действующая сегодня в России избирательная система обеспечивает правящему режиму широкие возможности для манипулирования выборами путем неправового использования всех типов административного ресурса государственной власти и местного самоуправления. Она способствует разрушению ключевого для политических систем демократического типа механизма свободных и честных выборов и реальной выборности и сменяемости на их основе должностных лиц государства, сохраняя лишь видимость выборной демократии.

В рамках такой избирательной системы ограничивается активное и пассивное избирательное право российских граждан, их конституционное право на осуществление власти через выборные органы государственной власти и местного самоуправления на основе базового для демократии принципа народовластия, нарушаются конституционные принципы федерализма и автономии местного самоуправления. В результате нарастает политическая апатия российского общества, его недоверие к механизму всеобщих выборов и негативное отношение к демократии в целом как к форме организации политических порядков.

Административное выстраивание партийной и избирательной системы необходимо правящему режиму для того, чтобы иметь полностью подконтрольный и управляемый депутатский корпус, прежде всего, в Государственной Думе и других органах законодательной власти, призванный обеспечивать ему полную и безусловную поддержку. Правящий режим трансформирует российский парламент из законодательного органа всенародного представительства, формирование и деятельность которого основаны на публичной политической конкуренции, в исполнительный административный орган законодательного обеспечения его власти.

Утрачивая характер всенародного представительства, российский парламент неизбежно отходит от принципа соблюдения и защиты прав и свобод человека как установленной Конституцией РФ правовой основы формирования российского законодательства. Основой законодательной деятельности российского парламента стало не выражение в форме законов общезначимых интересов и целей развития российского общества и государства, а законодательное закрепление частных и корпоративных интересов властвующих номенклатурно-олигархических группировок.

Таким образом, основная политическая цепь взаимосвязи и подотчетности государственной власти российскому обществу превращается в административно управляемую конструкцию, включающую: партийную систему с монопольно правящей «партией власти» и легко сменяемыми партийными декорациями оппозиции; механизм для управления избирательным процессом, отрабатывающий заранее заданные результаты выборов; парламент, исполняющий функцию процессуального оформления требуемых правящему режиму законов. При этом задающим и управляющим командным устройством для этой конструкции является институт президентской власти в лице администрации Президента России при участии подконтрольной ему иерархической пирамиды исполнительной власти.

В сфере публичных взаимодействий государственной власти с гражданами и их общественными объединениями имеют место выраженные тенденции, свойственные авторитарным политическим режимам. Правящий режим, используя, прежде всего, законодательный ресурс государственной власти, создает систему административного контроля и управления самоорганизацией и социальной активностью граждан, призванную обеспечивать политическую мобилизацию общества на поддержку режима и исключительно в его целях и интересах.

Взаимодействия между институтами государства и объединениями граждан выстраиваются на основе следующих механизмов. Во-первых, жестко административного регулирования порядка такого взаимодействия и отбора для участия в этом процесс только подконтрольных и лояльных режиму общественных и некоммерческих организаций с использованием классического принципа «разделяй и властвуй». Во-вторых, номенклатурной смены руководства и реорганизации в соответствии с руководящими установками уже существующих влиятельных общественных объединений и союзов. В-третьих, создания в сферах повышенной социальной активности по инициативе и при материальной поддержке власти псевдообщественных структур, ориентированных на поддержку правящего режима. В-пятых, создания препятствий для деятельности и публичной активности тех общественных и некоммерческих организаций, которые недостаточно лояльны режиму, вплоть до их полной ликвидации.

Таким образом, реальная публичная политика как сфера публичных взаимодействий власти и общества, их постоянного и открытого диалога по насущным социальным, экономическим и политическим проблемам подменяется ее целенаправленной имитацией, манипуляцией общественным мнением и агитационно-пропагандистским давлением на общественное сознание для оправдания правящего режима и укрепления властных позиций реализующей его номенклатуры. Для того чтобы беспрепятственно манипулировать общественным мнением и оказывать агитационно-пропагандистское давление на общество осуществляется монополизация информационного пространства в форме «огосударствления» средств массового информирование и сокращение числа альтернативных и неконтролируемых правящим режимом источников информации.

При этом существенно нарушаются конституционные права российских граждан на создание автономных общественных объединений и на свободу деятельности таких объединений, на свободу выражения мнений и убеждений, свободу слова, получение и распространение информации.

Реализуемая правящим режимом стратегия контроля и управление политической и социальной активностью граждан и манипулирования общественным мнением и массовым сознанием, их мобилизации исключительно в его собственных интересах и целях подавляет и так слабо проявляющиеся в российском обществе тенденции к самоорганизации, политической и гражданской активности и ответственности. Этим создается существенное препятствие, ставится барьер на пути формирования в России гражданского общества, которое по своей сути противопоказано и не нужно номенклатурно-олигархическому режиму.

Не менее разрушительной для процесса формирования в России гражданского общества и становления на его основе демократической политической системы и правового государства является проводимая правящим режимом этатистская пропаганда. Эта пропаганда, нацеленная на «ура-патриотическое воспитание масс» по советскому образцу, зиждется на подмене истинного смысла категорий свободы и патриотизма, их сущностного понимания, в том числе и в российской либеральной традиции , великодержавными и национал-патриотическими догматами и лозунгами. При этом базовые ценности и идеалы гражданского общества объявляются и интерпретируются как исключительно «западные» и потому несовместимые с «традиционными для России ценностями». В сознание российских граждан методами агитации и пропаганды с использованием современных технологий информационного манипулирования внедряются имперские и изоляционистские идеи «особого русского пути», «самобытной русской цивилизации», «суверенной демократии» и им подобные. Такая пропаганда, осуществляемая на фоне широкомасштабного распространения массовой культуры, ориентированной на самые невзыскательные вкусы и потребности, усиливает вульгаризацию массового сознание и обуславливает снижение уровня общей и политической культуры российского общества.

Правящий сегодня в России номенклатурно-олигархический режим деформирует и девальвирует все легальные каналы участия граждан и воздействия общества на формирование и деятельность государственной власти, препятствует зарождению гражданского общества, формированию правового и социального государства, полагая, что тем самым он укрепляет собственные властные позиции. Однако на практике это приводит к нарастанию отчуждения власти от общества, недоверия российских граждан ко всем институтам государства, к утрате режимом, если и не формально-юридической, то политико-правовой легитимности, понимаемой как реальная, а не имитируемая поддержка обществом целей, норм и методов правления, решений и действий власти.

Фактически сегодня в России формируется политическая антисистема, в которой реально не действуют, а лишь имитируются политические механизмы формирования и сменяемости власти, политическая конкуренция, являющаяся ключевым фактором социально-политической устойчивости политических систем демократического типа, заменяется борьбой за власть и ресурсы номенклатурно-олигархических группировок, подавляются механизмы гражданского контроля власти и публичных взаимодействий между государственной властью и обществом, необходимые для обеспечения информационно-коммуникационную стабилизацию.

В такой политической антисистеме приватизированная правящей номенклатурой система органов государственной власти выстраивается не по конституционной модели с разделением властей и предметов ведения и полномочий между федеральным центром и регионами, а в соответствии с осуществляемым правящим режимом перераспределением государственно-властных полномочий в виде вертикальной иерархии, которая схематично может быть описана конической моделью. Такая модель включает внутренний, максимально изолированный от политического и гражданского контроля со стороны общества конусообразный стержень исполнительной власти. Этот стержень от контроля общества ограждает внешняя оболочка, состоящая из двух слоев – защитного и демпфирующего, которые образуют судебная и законодательная власть.

На вершине всей иерархической пирамиды государственной власти и ее внутреннего конического стержня исполнительной власти располагается институт президентской власти, который полностью доминирует в системе государственного власти России и концентрирует у себя основные государственно-властные полномочия. Ниже по внутреннему стержню располагается лишенное статуса самостоятельного политического института правительство России со всей иерархической системой подчиненных ему федеральных органов исполнительной власти, которая пронизывает ткань государства вплоть до регионального и местного уровня, причем наиболее глубоко вертикально интегрированными структурами подчиненных не столько правительству, сколько напрямую президенту «силовых» ведомств.

Нижний уровень иерархической пирамиды государственной власти в России составляют пирамиды региональной власти, выстроенные по конструкции подобной конструкции федеральной власти. Для того чтобы по замыслу авторов стратегии построения «вертикали власти» обеспечить сквозную вертикализацию, упрочить и консолидировать под единоначалием института президентской власти, прежде всего, стержневую исполнительную власть и был заменен демократический механизм всеобщих выборов высшего должностного лица субъекта Российской Федерации на механизм фактического назначения этого лица непосредственно Президентом России. Однако в результате такой сквозной вертикализации конический стержень исполнительной власти, на котором сегодня строится и держится вся вертикальная иерархия государственной власти в России, стал предельно хрупким и не способным эффективно реагировать на любые непредвиденные социальные, экономические и политические возмущения, природные и техногенные катаклизмы. Это обусловлено нисходящим по такой вертикали повышением степени безответственности и уровня некомпетентности, так как за все отвечает и все решает вышестоящая власть.

В конструируемой правящим режимом вертикально централизованной системе государственной власти судебной и законодательной ветвям власти предназначено выполнять не самостоятельные, а обслуживающие функции.

Российская судебная система во главе с Конституционным Судом, Верховным Судом и Высшим Арбитражным Судом РФ находится в прямой зависимости и под контролем, прежде всего, президентской власти, а также исполнительной власти, как на федеральном, так и на региональном уровне. Она подвержена систематическим номенклатурным изменениям ее кадрового состава, особенно, на уровне руководства судебных инстанций. Поэтому российские суды всех уровней сегодня не способны исполнять роль реально независимого арбитра. Многие судебные решения принимаются исходя не из права и действующего законодательства, а в соответствии с «политической целесообразностью» и по «телефонному праву». Судебная власть активно используется как в конкурентной борьбе номенклатурно-олигархических группировок, так и в качестве защитного слоя, ограждающего президентскую и исполнительную власть от социальных и политических протестов.

Законодательная власть, утрачивая как на федеральном, так и на региональном уровне характер всенародного представительства, лишается и реальных властных полномочий по формированию законодательной базы государства и по контролю деятельности других ветвей и органов власти. Ее основная законодательная функция трансформируется во вспомогательную функцию процессуального оформления в виде законов решений президентской и исполнительной власти, а контрольная функция – в инструмент номенклатурной конкуренции. Основной функцией законодательной власти становится имитация выборной демократии, возможности реализации российскими гражданами их конституционного права на осуществление своей власти и участие в управлении делами государства через выборные органы государственной власти, т.е. демпфирование их политической активности. Для того чтобы ткань самого внешнего демпфирующего слоя, образуемого законодательной властью, была прочной и не имела разрывов, через которые к власти может прорваться политическая оппозиция, и необходима монопольно правящая всероссийская бюрократическая партия типа партии «Единая Россия», которой административными методами обеспечивается доминирующее положение в партийной системе и избирательном процессе.

При этом следует отметить, что защитный слой, создаваемый судебной власти, и демпфирующий слой, создаваемый законодательной власти, при нынешнем состоянии этих ветвей государственной власти являются проницаемыми как, естественно, для правящих, так и для стремящихся к власти номенклатурно-олигархических группировок.

Построение вертикальной иерархии государственной власти неизбежно приводит к деформации местного самоуправления, так как вертикальная власть не может не пронизывать все тело государства вплоть до местных сообществ. При сохранении автономного и децентрализованного местного самоуправления вертикаль государственной власти остается без органически необходимой ей жесткой опоры на самом массовом административно-территориальном уровне – уровне городских и сельских поселений.

Реализуемая сегодня правящим режимом стратегия единообразного административного выстраивания системы местного самоуправления по типу советской системы «совет народных депутатов – исполнительный комитет» противоречит сути этого важного института демократии, в рамках которого граждане могут и должны непосредственно приобщаться к управлению делами общества и государства, и лишает его возможности исполнять роль связующего звена между обществом и государственной властью. Местное самоуправление из автономного от государственной власти института превращаются в ее административно и финансово зависимый придаток, что усиливает разрыв между властью и обществом.

Конструируемая правящим номенклатурно-олигархическим режимом вертикальная иерархия государственной власти, захватывающая и местное самоуправление, постоянно демонстрирует свою не способность устойчиво управлять делами государства и не является монолитной. Ее и по горизонтали и по вертикали раскалывают конфликты и столкновения интересов конкурирующих в борьбе за власть и ресурсы номенклатурно-олигархических группировок. Поэтому архитекторы «вертикали власти» и вынуждены постоянно придумывать все новые и новые административные подпорки для укрепления такой конструкции. Однако применение органически присущих правящему режиму административных методов не приводит к повышению монолитности, устойчивости и дееспособности вертикально централизованной системы государственной власти, а лишь способствует ее номенклатурному разбуханию.

Правящий сегодня в России номенклатурно-олигархический режим и выстраиваемая им политическая антисистема, институциональной основой которой являются не политические институты современной полиархической демократии, а приватизированные правящей российской номенклатурой институты государства, и, прежде всего, институт президентской власти, в аспекте социально-политической устойчивости функционируют в режиме неустойчивого равновесия, так как «стоят на голове» и балансируют на одной единственной опорной точке – высоком уровне поддержки российским обществом персонально Президента В.Путина. При этом принципиально значимым является то, что уровень доверия к президенту как минимум в ~ 1,5 раза ниже (не более половины российских граждан), чем уровень его поддержки. Всем остальным политическим и государственным институтам несклонно доверять подавляющее большинство российского общества.

Такая ситуация может быть в значительной мере объяснима «подростковым» по выражению А.Кара-Мурзы политическим и гражданским сознанием российского общества. Большинство российских граждан, хотя и не удовлетворено существующей властью и ситуацией в стране, но не хочет брать на себя политическую и гражданскую ответственность, предпочитает инфантильно тешить себя надеждой на «доброго царя-батюшку, который все хорошо решит и окоротит злых бояр» и жить по принципу «моя хата с краю», поддерживая того, на кого укажет власть, лишь бы не трогали и не стало еще хуже. Такое сознание наряду с неверием в перемены к лучшему, как представляется, и определяет высокий уровень поддержки Президента В.Путина, прежде всего, как символа желаемой виртуальной стабильности и при этом существенно более низкий уровень доверия той же фигуре как политику, персонально олицетворяющему правящий политический режим.

Политическая антисистема, балансирующая на одной опорной точке, пока удерживается в состоянии системно неустойчивого социально-политического равновесия за счет административного контроля и управления политической и социальной активностью российских граждан и подавления любых автономных ее проявлений, массированного агитационно-пропагандистского давления и широкомасштабного информационного манипулирования общественным мнением и массовым сознанием. Возможности поддержания такого равновесия способствует существенный поток поступающих в страну нефтедолларов, который частично используется в качестве противопожарной пены для того, чтобы заливать деньгами постоянно назревающие и периодически вырывающиеся на поверхность из глубин российского общества вспышки накапливающегося в обществе отложенного социального протеста. Причем такие пока только локальные в социальном аспекте вспышки провоцируются, как правило, самой властью, ее некомпетентными решениями и действиями.

Политическая антисистема, выстраиваемая правящим в России номенклатурно-олигархическим режимом, который может быть отнесен к корпоративной разновидности авторитарных режимов, с учетом резкого ускорения на постиндустриальном этапе исторического времени развития политических процессов не имеет долгосрочной перспективы. Во-первых, любое, даже самое незначительное на первый взгляд и непредсказуемое в настоящее время не только экономическое, но и политическое или социальное возмущение может в любой момент вывести ее из состояния неустойчивого социально-политического равновесия и привести к ее обрушению. Во-вторых, такая политическая антисистема не ориентирована и не способна осуществить практическую реализацию системы взаимосвязанных идеологических, политических, социально-экономических и информационных факторов, необходимых для формирования устойчивой траектории транзита, способной обеспечит оптимальное вхождение страны в коридор постиндустриального развития мировой цивилизации. Говорить о наличии при существующем политическом режиме какой-либо траектории постиндустриального транзита России, вообще, не представляется возможным…

…Для современной России политическая проблема состоит даже не в том, каким образом страна может выйти на путь постиндустриального развития, и что должна представлять собой траектория ее транзита. Проблема стоит еще более остро. Правящий номенклатурно-олигархический режим и реализующая этот режим российская номенклатура представляют собой реальную угрозу для территориальной целостности страны и сохранения российской государственности в ее современных границах. Крушение режима в результате социального взрыва, к которому постоянно подталкивает российское общество своими некомпетентными действиями сама власть и который неизбежно будет более трагическим и кровавым, чем революционные события 1991 года, с высокой степенью вероятности может привести к распаду страны по границам этно-национальных и экономических зон.

В ряде российских регионах не только национальных, но даже и с преимущественно русским населением уже сегодня наблюдается нарастание сепаратистских настроений, вызванных социальным недовольством и неприятием решений и действий федеральной власти как социально-экономического, так и политического характера.

Такая ситуации обусловлена тем, что посткоммунистическая Россия на протяжении пятнадцати лет своего существования так и не преодолела системный кризис, в который вверг СССР коммунистический режим и который привел к его распаду. Установившийся в России номенклатурно-олигархический политический режим сводит на нет революционные попытки 90-х годов ХХ века вывести страну из этого кризиса.

В результате либерализации цен и приватизации в сфере экономики действительно произошли реальные и существенные изменения. Однако правящий режим, заявляя о необходимости усиления роли государства в экономике, укрепляет сегодня не рыночную экономику, а «оденеженный» административный рынок. Под видом государственной происходит фактически корпоративная, номенклатурно-олигархическая монополизация наиболее доходных отраслей российской экономики, осуществляется передел собственности и ресурсов в пользу назначаемых собственников из правящих политико-экономических группировок, подавляется свободная конкуренция и развитие частного предпринимательства. При этом относительное экономическое благополучие и системно неустойчивая социально-экономическая стабильность поддерживаются за счет, прежде всего, высоких мировых цен на энергоносители и сырьевые ресурсы, которые Россия экспортирует во всевозрастающих объемах.

Кризисные тенденции отчетливо проявляются в сфере политического и государственного управления. Реализуемая правящим режимом стратегия на построение «вертикали власти» и «суверенной демократии» не только не способствует преодолению, а даже наоборот еще более усугубляет кризис проникновения, неспособности режима целиком и полностью реализовать свои решения во всех сферах жизнедеятельности общества и государства, даже продавливая их властно-принудительными административными методами. Нарастает кризис политико-правовой легитимности власти, неприятия обществом целей, форм и методов правления. При этом власть все глубже увязает в трясине некомпетентности, своекорыстия и коррупции.

Оказываемое правящим режимом агитационно-пропагандистское давление на российское общество и осуществляемое им широкомасштабное манипулирование общественным мнением и массовым сознанием на основе использования эклектичных этатистских смыслов, одновременно имперских и советских ритуалов и символов усугубляет идейный, мировоззренческий и морально-нравственный кризис, доставшийся российскому обществу в наследство от общества советского. Усиливается кризис идентичности, поиска людьми новых духовных ориентиров, идеалов и ценностей для осознания своего места в обществе и связей с государством в условиях продолжающихся политических, социальных и экономических трансформаций, кризис распределения материальных и культурных благ, обусловленный качественными изменениями стандартов и способов потребления и ростом социальных ожиданий, и кризис участия граждан в политических процессах и управлении делами общества и государства.

Корпоративно-авторитарный характер правящего сегодня в России политического режима и практически полная свобода и бесконтрольность деятельности российской номенклатуры, составляющей социальную опору режима и уходящей корнями в номенклатуру советскую, предопределяют достаточно мрачные перспективы не столько развития, сколько в принципе существования России в ее современных границах. При этом невольно возникают вполне закономерные ассоциации и аналогии с ситуацией, сложившейся в СССР накануне его распада, но только в условиях постиндустриального развития, которому присуще ускорение исторического времени политических и социально-экономических трансформаций.

Предлагаемая номенклатурная парадигма анализа политической ситуации позволяют выявить достаточно логичную последовательность в действиях правящего в России номенклатурно-олигархического режима и вполне аргументировано обосновать главную тенденцию в современной российской политической реальности, которую можно образно описать следующей картиной.

Российское общество, на поверхности которого в результате революционных событий начала 90-х годов ХХ века образовался слабый демократический просвет, сегодня плотно затянуто всепоглощающей и всепроникающей номенклатурной трясиной и продолжает погружаться в миазмы номенклатурно-олигархического режима.

Предсказания и долгосрочные прогнозы в политике – занятие достаточно бессмысленное и бесперспективное. Все всегда происходит не тогда и не так, как видится из настоящего. Единственное, что можно более или менее достоверно прогнозировать – это возможность возникновения точек бифуркации, точек излома политического процесса, порождающих набор качественно новых вариантов развития политической ситуации.

Анализ сегодняшнего состояния и основных тенденций политического развития России позволяет говорить о том, что в ближайшие годы при сохранении таких тенденций и характера правящего политического режима в стране могут произойти серьезные социальные и политические потрясения. К глубокому сожалению, наиболее вероятным на сегодняшний день сценарием таких событий представляется кроваво-революционный распад России.

Ожидать, что российская номенклатура, у которой всепоглощающие меркантильные устремления преобладают даже над элементарным чувством самосохранения, сама осознает надвигающуюся на страну катастрофу и предпримет реальные действия для того, чтобы ее отвести, или, что в ходе конкурентной борьбы номенклатурно-олигархических группировок за власть возникнет политический просвет для изменения ситуации, представляется политически необоснованным. Какие бы номенклатурно-олигархические группировки ни пришли к власти, они всегда будут стремиться сохранить или установить только такие политические, экономические и социальные порядки, которые отвечают их интересам и целям.

Единственный не революционный, а эволюционный без социальных взрывов и потрясений путь изменения правящего в России политического режима и вывода страны из провоцируемой им кризисной ситуации – это восстановление нормального функционирования политических институтов демократии и, в первую очередь, реально автономных общественных и политических объединений граждан и альтернативных всеобщих выборов. Это позволит в качестве первого, но принципиально важного шага включить политические механизмы контроля и ограничения деятельности правящей номенклатуры, поставить заслон против приватизации номенклатурой государственной власти и бесконтрольного перераспределения ресурсов в интересах составляющих ее номенклатурно-олигархических группировок.

Решить первоочередную задачу включения политических механизмов контроля и ограничения деятельности номенклатуры и осуществить последующую «реабилитацию» всех установленных Конституцией России политических и государственных институтов способна только реальная, а не виртуальная политическая оппозиция правящему номенклатурно-олигархическому режиму. Реальная оппозиция правящему режиму может сформироваться только вне рамок выстраиваемой им политической антисистемы, и в этом смысле она должна представлять собой именно системный институт, ориентированный на восстановление конституционных демократических порядков. Такая системная оппозиция должна иметь широкую социальную опору и четкую организацию, носить открытый и конструктивный характер, публично и профессионально оппонируя режиму по всему спектру политических, социальных и экономических проблем развития российского общества и государства.

Для достижения максимального объединения всех оппозиционных правящему режиму и демократически ориентированных сил в российском обществе общественно-политическая конструкция оппозиции должна представлять собой общедемократическое антиноменклатурное движение, подобное антикоммунистическому движению «Демократическая Россия» (1990-1994) , но сформированное на качественно иных идеологических и организационных принципах, соответствующих современной политической ситуации в стране. Такое движение должно действовать исключительно в рамках Конституции России, используя весь арсенал допустимых в правовом поле политических методов, в том числе и проведение массовых мирных акций протеста и гражданского неповиновения.

Для того чтобы подобная конструкция приобрела принципиально новое политическое качество и долговременную социальную устойчивость, она должна строиться по принципу общественно-политической пирамиды.

В основание такой пирамиды должна быть заложена широкая общественная платформа, состоящая из формальных и неформальных объединений граждан, ориентированных по всему спектру демократических идеологий и реально готовых к протестным действиям и выступлениям. Базовыми для построения такой платформы могут стать существующие, действительно автономные от власти на федеральном, региональном и местном уровне общественные и некоммерческие структуры: корпоративные, профессиональные, социальные и другие общественные объединения, просветительские, научные, исследовательские фонды и некоммерческие организации, политические и дискуссионные клубы, а также просто группы граждан, объединенные частными интересами. Именно такие структуры, формально или неформально объединенные в союз, например, с названием «Союз общественных и некоммерческих организаций России» (СОНОР*), и должны выступать прямым заказчиком и выборщиком той политической команды, которая будет представлять интересы оппозиции непосредственно в поле политики.

В организационно-технологическом плане конструкция оппозиции должна быть построена как сетевая структура, опорные узлы которой образуют региональные и местные общественно-политические команды. В центральной части такое структуры должно осуществляться информационно-коммуникационное обеспечение и координация всей сети и выработка самых общих стратегических планов и ситуационных программ ее деятельности.

Следует особо отметить тот принципиально значимый факт, что в той социально-политической обстановке, которая сегодня существует в России, инициаторами оппозиционного движения могут и должны выступить, прежде всего, регионы, в которых в меньшей степени, чем в столице распространены конформистские настроения и сервильное отношение к правящему режиму. В столице проживает значительно большее количество людей, социальное и экономическое благополучие которых определяется тем, что они встроены или связаны с номенклатурной средой, и традиционно для России на повседневную жизнь жителей столицы более значимо и непосредственно влияет не только местная, но и центральная власть.

Конечно, построение системной оппозиции на основе предлагаемых принципов и организационных схем и возможность эволюционного изменения под ее воздействием правящего сегодня в России политического режима представляют собой теоретически идеализированное решение, которое в реальной политической практике вряд ли может быть реализовано в чистом виде. Это решение следует рассматривать как целевую установку, определяющую вектор плодотворного и практически значимого решения задачи создания системной общедемократической оппозиции, действительно способной противостоять правящему корпоративно-авторитарному режиму и развитию событий по самому опасному для страны сценарию.

Объективные предпосылки для создания такой оппозиции сегодня в России есть. Социальный протест и оппозиционные настроения в российском обществе существуют и постепенно нарастают, чему в не малой степени способствуют некомпетентные и своекорыстные решения и действия властей всех уровней. Проблема состоит в концентрации и координации политической волю и гражданской активности разрозненных, прежде всего, региональных сообществ, общественных и политических структур, неформальных групп и отдельных людей. Для того чтобы решить эту проблему необходимо в срочном порядке формирование профессиональной команды новых политических и общественных лидеров, каждый из которых готов взять на себя лично гражданскую и политическую ответственность за создание реальной оппозиции, а не очередной оппозиционной декорации для выстраиваемой правящим режимом политической антисистемы.

В развитии политической ситуации в России сегодня на первый план выходит временной фактор - сможет ли быть создана реальная оппозиция правящему номенклатурно-олигархическому режиму, способная остановить нарастание провоцируемых его деятельностью кризисных явлений, до того как под воздействием каких-либо и необязательно только экономических факторов произойдет социально-политическая дестабилизация и обрушение этого режима. При этом очень высока вероятность того, что крах режима и выстраиваемой им политической антисистемы произойдет через жесткий социальный взрыв с негативными для территориальной целостности страны последствиями.

* Нисневич Юлий Анатольевич – директор Института проблем либерального развития, профессор кафедры политических наук Российского университета дружбы народов и кафедры прикладной политологии Государственного университета - Высшей школы экономики.
Кандидат технических наук (1984), магистр государственного управления (1995), доктор политических наук (2002).
Депутат Моссовета (1990-1993) и Государственной Думы первого созыва (1993-1995).
Участник и член Координационного совета движения «Демократическая Россия» (1990-1994), член Политического совета партии «Демократический выбор России» (1995-2001), ответственный секретарь Политического совета партии «Либеральная Россия» (2002-2004).
Автор более 200 научных работ и публикаций в периодической печати, монографий «Информационная политика России: проблемы и перспективы» (1999), «Информация и власть» (2000), «Компромисс и конформизм» (2001), «Закон и политика» (2005) и соавтор книг «Закон – оружие либерала» (1998), «Связи с общественностью в политике и государственном управлении» (2001), «Постзападная цивилизация» (2002), «Управление общественными отношениями» (2003), «Россия – это мы» (2005).

** Печатается с сокращениями по книге "Аудит политической системы России". – М.: , 2006.
Монография посвящена системному анализу и оценке продолжающегося процесса формирования и современного состояния политической системы посткоммунистической России.
Российское общество, на поверхности которого в результате революционных событий начала 90-х годов ХХ века образовался слабый демократический просвет, сегодня плотно затянуто всепоглощающей и всепроникающей номенклатурной трясиной и продолжает погружаться в миазмы номенклатурно-олигархического режима - так образно, по мнению автора, можно охарактеризовать политическую ситуацию, сложившуюся сегодня в стране.
Книга предназначена не только для политиков, научных работников, преподавателей, студентов и аспирантов политологических отделений университетов, но и для всех тех, кто интересуется реальной политикой и кому небезразлична судьба России.

{Mosmodule module=Код для вставки в блог или статью:}

Комментарии   

# RE: ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМilia khandrikov 13.10.2009 20:13
Юлий Нисневич только закончил статью в развитие этой темы,связанную с причинами искажений,которые привели к такой печальной картине.Но статья длинная.Не для сайта.Может быть поговорить с ним о встрече и обсуждении?Нам ведь нужно искать выход?
Ответить
# RE: ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМmaurice 13.10.2009 20:35
Собственно предмет обсуждения где? Дайте нам ознакомиться с материалом!!!
Ответить

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

РЕКЛАМА: