Войти

Халявные деньги – халявный эффект?

Буев Владимир

Уходит ли из экономической политики, а точнее – из практики реализации госпрограмм поддержки малого предпринимательства раздача грантов начинающим предпринимателям для создания собственного дела или скорость потока только слегка «притормаживается» – вопрос на сегодня настолько же не праздный, насколько до конца не решенный.

Согласно статистике профильного департамента минэкономразвития, в 2010 году около 12 тысяч таких начинающих смогли за счет средств бюджетов всех уровней к этим грантам «приобщиться»: как на начальной стадии своей деятельности, так и при открытии дела (по 300 и менее тысяч полностью «халявных» рублей «в одни руки»). Что касается совокупного объема федеральных денег, то за год сюда вложено ни много ни мало – 2 млрд. 23 млн. рублей. Правительственное постановление № 178 от 25 февраля 2009 года «О распределении и предоставлении субсидий из федерального бюджета бюджетам Российской Федерации на государственную поддержку малого и среднего предпринимательства, включая крестьянские (фермерские) хозяйства» устанавливает средний уровень софинансирования расходного обязательства региона в размере 70%. Исходя из этого, можно прикинуть, что регионы сверх «двух с гаком» миллиардов федеральных рублей выложили из собственного кошелька дополнительно около миллиарда. Какой объем ресурсов поверх всего этого накинули муниципалитеты, даже предположить сложно.

Профильный департамент МЭР утверждает, что 96% тех бизнесменов, кто получил «подъемные» гранты в 2009-м году, выжили и продолжили деятельность в 2010-м, даже увеличив численность своих работников на 5 тысяч человек. В официальных бумагах министерства в качестве источников таких солнечных цифр называются не данные независимых исследований, а информация из администраций субъектов РФ. В публичных выступлениях директор профильного департамента об источнике может и «забыть», упомянув лишь процент «выживших».

Параллельно «мэровской» программе поддержки начинающих почти три года действует программа Минздравсоцразвития, в рамках которой безработные на открытие собственного дела тоже получают небольшую денежку: годовое пособие по безработице, то есть 58800 рублей. Оставим в стороне вопрос, можно ли было на такие деньги создать реальный бизнес (заплатив с этого «стартового капитала» в 2009-2010 годах еще и налог на доход с физлиц). В середине с.г. на одном из торжественных совещаний, посвященном 20-летию государственной службы занятости, глава Минздравсоцразвития России Татьяна Голикова заявила, что одной из самых удачных оказалась программа самозанятости населения именно в части открытия бизнеса: «Эта мера оказалась крайне эффективной… Из тех, кто открыл собственное дело, только 3-4 процента его прекратили».

Ничего не напоминает столь радужная цифра? Две разные программы, а результат «выживаемости», как утверждают «профильные» чиновники, один и тот же – 96% от «поддержанных». Коли дело обстоит таким образом, зачем же в этом случае надо было раздавать по 300 тысяч, если и за 58 800 получается ровно то же самое. Вместо одного «созданного бизнеса» можно было бы создать целых 5!!! К слову: за неполных 3 года минздравсоцразвития раздал уже свыше 350 тысяч годовых пособий – соответственно, как утверждается, столько же было «порождено» и новых «бизнесов».

Приведем для сравнения другую статистику. По одним данным, в Европейском Союзе выживаемость предприятий малого бизнеса в первый год работы составляет примерно 65%. По другим - «в условиях конкуренции выживаемость фирм в первые 2-3 года (малый бизнес) относится как 3:1, где три - фирмы с успешным бизнесом и одна – фирма-банкрот». Российская практика такова: в северной столице в первый год работы выживает только 50% МП (данные администрации Санкт-Петербурга, Комитет экономического развития, промышленной политики и торговли). И это в реальном рынке – тех, кто на свои кровные или заемные средства и на свой страх и риск организовал бизнес, а не получил дармовые. Согласно исследованию 2005-го года, из каждых ста родившихся московских МП на следующий год выживали («коэффициент выживаемости»): в 2000-м – 90,6; 2001-м – 91,18; 2002-м – 62,93; 2003-м – 85,38. Согласно другому исследованию 594-х московских стоматологических компаний, созданных в 1994-2000 гг., в первый год прекращали свое существование 10,6% фирм. Есть даже исследования, фиксирующие, что в первый год работы разоряются 9 из 10 новых предприятий. Но ни одно из имеющихся исследований не бьется с выживаемостью в 96%.
Не приходится сомневаться, что официальные цифры по «выживаемости» созданных за госденьги бизнесов, оглашаемые профильным департаментом минэкономразвития и минздравом, взяты с потолка, вернее – «из одних и тех же источников», без привязки к конкретным программам.

Дискуссии с регионалами (кстати, даже представителями органов власти и инфраструктуры) свидетельствуют, что на местах «гранты» считаются одной из самых неэффективных форм поддержки среди всех других таких же неэффективных. Так, на конференции «Финансирование малого и среднего бизнеса на Урале: тренды кредитной оттепели», организованном 28 февраля с.г. в Екатеринбурге редакцией журнала «Эксперт-Урал» (http://www.expert-ural.com/3-0-10325/), именно такую оценку неэффективности грантов дал руководитель инфраструктурного хаба Свердловской области Максим Годовых. На круглом столе присутствовали представители региональных властей, инфраструктуры поддержки и банков из 10 регионов Уральского и Приволжского федеральных округов (так называемого Большого Урала), практически все или поддержали эту мысль, или промолчали. Даже если кто-то читал иначе, возразить не решился. Причем, особо отмечался вопрос дороговизны администрирования грантов и контроля за его целевым использованием. Почему же подобные тезисы не звучат, когда представители региональной власти приезжают на совещания в профильный департамент минэкономразвития – вопрос, думаю, риторический: субсидии нужны не только, а возможно и не столько самим предпринимателям, но и региональным бюджетам.

Лучше всего о реальном эффекте «грантов на бизнес» говорят конкретные кейсы. В последнее время после серии публикаций в СМИ стал получать обратную реакцию от предпринимателей или несостоявшихся предпринимателей. Реакция, в основном, такого рода: «Мой одноклассник занимался рыбой и получил грант 300 тысяч рублей, купил промышленный холодильник (за 600 тыс.), то есть еще добавил 300 своих. Но что-то не получилось у него, холодильник лежит в гараже…»
Неудивительно, что в 2011 году значительным оказался «спад спроса» по грантам в заявках на финансирование региональных программ: такие документы ежегодно подаются администрациями субъектов федерации на конкурсы Минэкономразвития.

Признает ли когда-нибудь профильный департамент МЭР, что в 2010-2011 годах он фактически выбросил два миллиарда федеральных рублей на ветер, простимулировав проделать такой же «фокус» и субъекты РФ? Или, напротив, ровно то же самое будет делать в наступившем?

Владимир Буев, вице-президент
Национального института системных исследований
проблем предпринимательства (НИСИПП)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

РЕКЛАМА: