Войти

Закон о торговле: выбор пути

Третьяков Алексей

Есть вопросы, которые самым непосредственным образом затрагивают всех и каждого. Именно таким является грядущий закон о розничной торговле - и не только потому, что каждый из нас одновременно и потребитель, и производитель. На самом деле от того, каким будет этот закон, во многом зависит выбор дальнейшего пути - станет ли Россия сильной процветающей страной или колониально-сбытовым придатком «цивилизованного мира».

К истории вопроса

Как только экономика человечества вышла за пределы натурального хозяйства, торговля стала играть важнейшую (а иногда и определяющую) роль в развитии цивилизации. Значительное количество войн начиналось из-за рынков сбыта, на деньги и в интересах торговли осуществлялась эпоха Великих географических открытий, была проведена Великая Промышленная революция и прочее, и прочее. Даже такая вроде бы малозначимая подотрасль как торговля чаем, дала открытие Америки (Колумб искал кратчайшие торговые пути к индийским чайным плантациям), создание США (начавшееся с «Бостонского чаепития»), появление вершины развития парусного флота - чайных клиперов. Наиболее трагично чайная торговля отразилась на судьбе Китая - ради своих торговых преференций британцы в XIX веке не постеснялись устроить две «опиумные войны», оккупировать страну и легализовать торговлю опиумом, превратив китайцев в нацию наркоманов (конец этому был положен только в коммунистическом Китае).

Особенно обострилась ситуация в наше время. По мнению известного экономиста М.Хазина, борьба за рынки сбыта вообще является главной интригой и глубинной причиной основных конфликтов XX века. Вполне возможно, что именно потребность в рынках, контролировавшихся Советским Союзом, стала одной из причин его развала. Поэтому сначала были освоены оставленные СССР Азия, Африка и Латинская Америка, потом - Восточная Европа, затем - страны СНГ. Теперь очередь дошла до России.

Вряд ли сегодня кто-то всерьез усомнится, что мы интересны «цивилизованному миру» только как источник дешевого сырья и универсальный рынок сбыта своих товарных излишков - ведь мы живем во времена, когда главное не произвести, а продать. Но как заставить россиян покупать исключительно импортное, причем не лучшего качества и по завышенным ценам? Метод прост - у жителей России не должно остаться выбора. Иначе говоря, торговля должна быть монополизирована и работать в интересах не российских, а иностранных производителей. Есть и идеальный механизм для реализации этой затеи - транснациональные торговые сети.

Как это делалось в Питере

Сегодня уже нет сомнения, что именно Санкт-Петербург в силу своего значения и местоположения оказался выбран в качестве плацдарма для наступления транснациональных сетевых торговых корпораций.

Многократно опробованная в США и Европе (и фактически запрещенная) схема захвата торговыми сетями «жизненного пространства» состоит из трех частей. Сначала - уничтожение конкурентов путем демпинговых цен, потом - «приручение» оставшихся без выбора покупателей и без сбытовой альтернативы - производителей. И, наконец, установив таким образом торговую монополию, можно и потребителям, и производителям диктовать свою волю как угодно - деться ни тем, ни другим уже некуда.

Однако в нашем городе сетям даже не пришлось включать механизм экономической конкуренции - его заменил пресловутый «административный ресурс». После того, как в 2005-м в качестве стратегической задачи города было провозглашено немыслимое для Европы «развитие сетевого принципа торговли, привлечение в город крупных торговых сетей», началась системная ликвидация единственного естественного конкурента торговых сетей - мелкорозничной торговли. Сначала специальными постановлениями городского правительства была уничтожена торговля на остановках (полторы тысячи объектов), потом - рядом с метро (около двух тысяч). Но особенно пострадало основное звено мелкой розницы - комплексы (зоны) мелкорозничной торговли: если 10 лет назад их насчитывалось 880, то в марте этого года - всего 199. А ведь каждая торговая зона - это, в среднем, 50 предпринимателей (хотя бывает и значительно больше).

Итоги «сетевого блицкрига» оказались ужасны. Было ликвидировано около 40.000 мелкорозничных торговых точек - а значит, столько же предпринимательских семей лишились источника дохода и привычного образа жизни. Лишившись конкурентов, торговые сети контролируют уже 80% розничного товарооборота, а Санкт-Петербург несколько лет носит сомнительный титул «мировой столицы ритейла». Российским производителям трудно попасть на полки сетевых магазинов, а если и удается, то не всегда это в радость - безумная система «бонусов» позволяет сетевикам оставлять у себя до 60% от суммы поставки. О малых производителях, особенно в агросекторе, и речи не идет - вход им туда закрыт по определению. Потеряв сбытовую альтернативу в виде мелкой розницы, у производителей, по существу, всего два пути - или банкротиться, или соглашаться на жесткие финансовые условия сетей - что, по сути, то же самое.

Покупатель тоже в проигрыше. Выбор сократился, а цены растут, зачастую превышая уже не только московские, но и европейские. В Германии, например, по данным «Дойче велле» они находятся на самом низком уровне за послевоенный период - и пачка натурального масла и пакет натурального молока стоят, соответственно, 56 и 68 евроцентов. Если пересчитать в рубли, то выяснится, что в петербургских сетевых магазинах аналогичные, но эрзац-продукты (соответственно спрэды и порошковые напитки) зачастую стоят в полтора раза дороже.

В Европе, кстати, наценка на продукты питания редко превышает 25%, у нас же, как показал недавний визит В.В.Путина в «Перекресток», и 120% - не предел. Так же обстоят дела и с качеством - через месяц в этом же магазине глава Госкомрыболовства обнаружил, что под видом окуня покупателям предлагают рыбку, выращенную в отравленной «эйджент оранжем» вьетнамской реке Меконг.

Но проблемы потребителей - только цветочки. Много хуже, что формирующаяся монополия сетевой торговли привносит опасные системные проблемы в существование всего российского общества. О разрушении российского агросектора уже сказано, но ведь это неизбежно отрицательно влияет и на смежные отрасли. Если вы, к примеру, не в состоянии продать свою колбасу - то вы и не будете закупать ни мясо, ни оборудование. Животноводам, в свою очередь, не понадобятся ни корма, ни строительство откормочных комплексов, в общем, начинается то, что в экономике называется «эффектом домино». И простирается это вплоть до угроз национальной безопасности, одной из важных составляющих которой является безопасность продовольственная, суть которой сводится к тому, что если страна вынуждена импортировать более 20% потребляемых продуктов питания - она оказывается в зоне риска. А сегодня в обеих столицах доля импорта продовольствия приближается к 80%!           

В общем, серьезных проблем в торговле и вокруг нее накопилось столько, что настала пора это урегулировать. Что и должен был сделать закон о розничной торговле.

Пока не получилось

Поскольку закон призван установить правила игры в цепочке производитель - товаропроводящая сеть (торговля) - потребитель, то и цель его проста и понятна: главные здесь - российские производитель и потребитель, первому нужно дать возможность развиваться, второму - покупать качественные продукты по невысоким ценам. Очевиден и механизм реализации этого - конкуренция в торговле.

Вопрос архиважный, поэтому и законопроектов на старте было множество. К середине «забега» их осталось пять, а на финише - два: т.н. «минпромторговский» и «депутатский», разработанный группой депутатов Государственной Думы и Совета Федерации.

Увы, при всей кажущейся разнице и представлении их почти антагонистическими, принципиальных отличий, на самом деле, у них практически нет. Общими, например, являются многочисленные технические недочеты и неполнота и неточность терминов и определений. Так, например, если внимательно вчитаться в «минпромторговское» определение сетевой торговли, то получится, что владелец двух киосков с шавермой - уже «сетевик». У «депутатского» варианта - наоборот: «Пятерочка», «Перектресток» и «Карусель» получатся разными сетями (хотя и принадлежат все голландскому концерну X5 Retail Group).

Но главное даже не в этом - ни в одном из законопроектов не реализовано равенство торговых форматов, без чего принципиально не может быть организована конкурентная среда в торговле. Напротив, мелкорозничная торговля откровенно объявлена второсортной по отношению к крупным торговым объектам. Мало того, что размещаться она может только там, где разрешат чиновники по разработанной ими схеме - так еще это должно происходить «на основе плана организации стационарных торговых объектов». Иначе говоря, размещать мелкую розницу позволят только в самых бессмысленных местах, чтобы они своей ненужной конкуренцией не мешали сетевикам.

«Компромиссный» вариант, уже прошедший первое чтение в Госдуме, сократился в объеме, потеряв при этом наиболее одиозные положения. Однако одновременно превратился в «договор о ненападении» между транснациональными продовольственными торговыми сетями и крупным капиталам продовольственной отрасли - на долю мелкорозничной торговли досталась только дискриминация, а остальные - фермеры, малые и средние сельхозпроизводители и пищепереработчики, равно как и потребитель вообще остались за его рамками. 

На этом фоне широко развернувшаяся битва за наличие или отсутствие в законе норм, ограничивающих всесилие сетей (бонусы, отсрочки платежей и пр.) уже бессмысленна. Ведь реально работать они могут только в условиях конкуренции, а при монополии их практическое применение неизбежно сведется к старому советскому анекдоту («- Я имею право? - Конечно. - Так я могу? - Нет, не можете»). А пока закон не только для наращивания, но даже для сохранения конкурентной среды ничего не сделал. Наоборот, судя по чудовищным планам «окончательного урегулирования» мелкорозничной торговли, ее ждет быстрая и неизбежная кончина, которая синонимична тотальной монополии транснациональных торговых сетевых корпораций со всеми вытекающими для российских потребителей и производителей последствиями. Не случайно X5, едва-едва успев переварить «Карусель» и занявший в нашем городе уже свыше трети рынка, подал заявку на покупку «Патэрсона» и через структуры «Альфа-групп» приценивается к «Ленте» и «Седьмому континенту».

 Так что пока закон о розничной торговли откровенно не получился, и если он в таком виде будет принят - мало в России не покажется не кому.

Алексей Третьяков,
Председатель Совета
Санкт-Петербургской Ассоциации
малого бизнеса в сфере потребительского рынка

Комментарии   

# ПОЛНОСТЬЮ СОГЛАСНА!Анастасия, г.Москва 16.11.2009 01:38
Алексей Третьяков ПРАВ НА ВСЕ 100%
Сетевиков лоббируют, а кто замолвит за "малых предпринимателей "? Боюсь пикетами делу не поможешь...Страна находится как сказал Алексей "Над пропастью во лжи..."
Ответить
# Позор РоссииЛюдмила Петербург 16.11.2009 06:08
А. Третьяков тысячу раз прав! Египетский картофель по 29 руб за кг и только импортное мясо на прилавках - настоящий позор России! Россия не может ничего выращивать и ничего производить, поскольку сетям ничего российского не нужно. Особенно им не выгодно работать с мелкими производителями. Мелкая же розница задушена. Кто же будет производить, если нет возможности сбыть? И откуда возьмется занятость населения при этом? Почему об этом наверху не думают, а валят деньги как в печку на поддержание безработных. Дайте людям работать, производить и гарантированно продавать свои товары!
Ответить

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

РЕКЛАМА: